isgerdr: (я)
Я понимаю, что появляюсь я тут нынче нерегулярно, так что мое очередное недельное отсутствие вряд ли многие заметили. Но, в общем, меня тут ангажировали переводчиком в поездке группы товарищей в Тулузу для обменя опытом по проблеме детской инвалидности и иже с ней. Тема мне знакомая, так что чего бы и не съездить. Не знаю, соберусь ли подробно рассказывать или нет, а пока несколько кратких замечаний по итогам.

1. Оказывается, красное вино - тоже вполне себе "рабочий" напиток, как и виски. В смысле, употребив даже немаленькое его количество, я вполне работоспособна. А куда деваться, это Франция, вином сопровождается практически каждый обед и ужин. Впрочем, понятно, это смотря какое вино, но во Франции на этот счет можно не беспокоиться.

2. Первое, что мы увидели в Тулузе - троих крепких ребят в камуфляже и с автоматами, патрулирующих аэропорт. Увидели наше столпотворение, сомкнулись, просканировали взглядом, поняли, что ничего неподобающего не происходит, пошли дальше. Таких ребят мы наблюдали всю поездку, особенно по вечерам. Внушает.

3. Имею важное дополнение к многообразным "инструкциям по пользованию переводчиком": люди, переводчик - он переводит. Ничего другого он, как правило, не делает, просто нечем. То, что я только что озвучила десяток должностей, не значит, что хоть одна из них осталась в моей голове. Разве что случайно что-нибудь зацепилось. У меня и так оперативка плавится, подыскивая точные соответствия, прямо скажем, не самым повседневным оборотам, и тратить ее на запоминание я точно не буду. И оргмоментов я не помню и не знаю.

4. И еще одно важное дополнение: не надо жалеть переводчика. Вот вообще никогда. От разговоров о том, как трудно, наверное, переводить и как он, наверное, устал, переводчику не жарко и не холодно. Если вы переводчику сочувствуете - просто не говорите все разом и не впихивайте в одну фразу всю историю вопроса и пояснения к ней. Сильно облегчите жизнь.

5. После десяти лет на "автомате" я все еще умею водить "механику". И могу проехать на ней этак три сотни километров, заглохнув только в самом начале и на одном сложном перекрестке. Скажем так, сложнее было приноровиться к конкретной машине с ОЧЕНЬ неспешным повышением передачи, чем вспомнить сам принцип. Это радует. Отдельный кадр - еду я, значит, жужжу себе под нос арийскую "Точку невозврата". Едущая со мной дама из нашей группы говорит - мол, давай вслух. Ну ладно. И полетели по пиренейским предгорьям под "может быть, нам не найти во тьме маршрут туда, где время спит...". Кстати, вытягиваю. Это тоже радует.

6. А вот подход "раз у тебя хорошо получается, то давай делай это в два раза дольше, чем договаривались" совсем НЕ радует. Наши французские друзья - милейшие люди и реально очень много для нас сделали, но их пофигизм и общая ненапряжность ведут к изменению договоренностей на ходу, что совсем не есть хорошо. Ибо одно дело - "едем до точки икс, если все хорошо, то продолжаем как есть, если напряжно, то тебя сменят" (я ж тоже временами гордая, я ж приму вызов и поеду до упора), и совсем другое - "едем до точки икс, там тебя сменят... что значит когда сменят, у тебя ж нормально получается!". Да, тут мне сдержанность изменила. Ну ибо так не делается.

7. Из позитивного, которого таки было куда больше, несмотря на, прямо скажем, тяжелую тему и порой сложную группу. Поехали мы в последний день закупиться сыром. За прилавком, понятно, сам сыровар. Услышал иностранную речь, поинтересовался, откуда мы. После чего рассказал, что сам собирается работать в Москву.
- Вот попробуйте сыр, это я его сварил. Называется "Наполеон". А через две недели я поеду в Москву и буду там варить сыр... как звали русского полководца, который прогнал Наполеона из России?
- Кутузов?
- Точно, в Москве я буду варить сыр "Кутузов"!

8. Переводить экскурсию по Каркассону - чистый и неподдельный кайф. А засахаренные фиалки вкусные :)
isgerdr: (я)
Услышала тут по радио песню на испанском, немного похожую по стилистике на Ману Чао, и вспомнила историю.
Дело было в 2003 году. Я поехала в Испанию к друзьям моей родственницы, эмигрировавшим туда на тот момент уже четыре года как. Жили они (а может, и ныне живут) в маленьком приморском городке Кастельон-де-ла-Плана. Лететь туда через Барселону, но есть одна закавыка - до той Барселоны триста километров. Ну, по прилете-то меня встретили, и мы отлично проехались с ветерком (190 в час, не хухры-мухры, благо дорога позволяет). А вот обратно такой возможности не было, и предполагалось, что я доеду до Барселоны на поезде, там в аэропорт и домой. Благо я говорю по-испански и топографическим кретинизмом не страдаю. Гладко было на бумаге...
...да забыли про овраги. И главным оврагом оказалось испанское раздолбайство. Ибо, может, это маленький приморский городок так расслабляет, но таких разгвоздяев я, пожалуй, не встречала. Ну итальянцы еще могут потягаться. Магазины открываются и закрываются произвольно, даже с поправкой на сиесту, в общем, никто никуда не торопится. И это бы еще ладно, пока дело не доходит до поездов. А с ними та же петрушка.
Приезжаем мы на вокзал. Никакого намека на поезд нет. Сотрудник вокзала говорит, что, мол, упс, задерживается. Может, на часик, может, на два. Мы впадаем в недоумение, ибо стыковка-то с рейсом не резиновая. Ну и выражаем это недоумение оному сотруднику. Точнее, выражает Татьяна, которая принимающая сторона, я по-испански таких слов не знаю :) Сотрудник чешет репу, потом с просветленным видом топает на стоянку такси. Ловит там белую "Октавию", сажает туда меня и еще двоих желающих попасть в аэропорт и за счет железнодорожной компании отправляет в Барселону.
Так что обратно мы ехали опять же с ветерком и на кондиционированной белой "Октавии". Что с учетом тамошних +38 очень ценно. Водитель был очень позитивным дядькой и слушал Ману Чао. Опять же, к Ману Чао я отношусь прекрасно. Но у него была кассетная магнитола, а кассета была одна. Сколько раз мы прослушали про "архентино - кландестино, марихуана - иллегаль" за триста километров дороги, можете представить сами :)
Что самое интересное, Ману Чао мне до сих пор нравится. Но узнаю я его теперь с трех нот :)
isgerdr: (я)
Вскользь я об этом уже рассказывала, но в связи с предыдущим постом немного повторюсь.
Некоторое время назад повстречалась я с группой грустных японцев, которые искали свою гостиницу. Сидели в "Сабвее" и грустно изучали карту. Потом ко мне подошел гонец и поинтересовался, говорю ли я по-английски. Узнав, что говорю, японцы сразу стали куда менее грустными. Гостиница оказалась неподалеку, и мы с этим гонцом пошли на разведку.
Выходим на угол улицы. Дальше мне нужно понять, в какую сторону поворачивать, а для этого мне нужен номер дома напротив. А перекресток большой, и я его не вижу. Не буду вас мучить своим английским, даю диалог в переводе.
- Извините, - говорю, - вы видите номер вон того дома напротив?
- Да.
Тьфутыблин. Достойный соотечественник нашего Масато. Поясняю:
- Проблема в том, что Я его не вижу. Вы можете сказать мне этот номер?
- (такой-то)
Все понятно, показываю ему направление на гостиницу и даже ее предполагаемое местонахождение. Японец счастлив.
Мораль: точнее формулируйте вопросы, особенно когда имеете дело с японцами!
isgerdr: (я)
Нет-нет, в Японии я не была. Хотя это одна из мечт разряда "если вдруг на меня упадет чемодан баксов", рядом со Штатами и морским круизом. Но была я во французских (и английских, но речь пока не о них) летних языковых школах, а это, сами понимаете, абсолютный национальный винегрет. Эколь де Рош, о которой и пойдет речь в этой саге, например, не селила в одну комнату более двух представителей одной национальности (в двухместную - более одного) и по возможности не сажала соотечественников рядом в классе. Чтобы, значит, французский практиковали.
В моем классе в тот первый заезд (всего их было два в эту школу) было много кого. Пара русских, один венгр, пара немцев, пара итальянцев, еще сколько-то народу, который за давностью лет не помню (на дворе был 1995 год), и один японец, о котором я и хочу рассказать, ибо впечатлил.
Его звали Масато Фудзисита (да, когда мне понадобилась фамилия для персонажа японского происхождения, я сразу вспомнила его). Впрочем, французы предпочитали не париться с его фамилией и даже на всяких перекличках звали его просто Масато. Было ему на тот момент семнадцать лет (мне четырнадцать). Для японца, пожалуй, довольно высокий, что-то 170-172. Физиономия, похоже, попорчена в силу неких жизненных обстоятельств, ибо римского профиля я у азиатов с тех пор не замечала. Хотя, может, и полукровка. Весьма высокий уровень французского (собственно, мы с ним были в самом крутом классе), английский, насколько я могла судить, не хуже. Но впечатлил он меня не этим.
Все три недели смены у Масато с лица не сходило выражение непрошибаемого спокойствия, иногда переходящего в легкую улыбку. Он ни разу не смеялся и не менял ровных интонаций голоса. Все несутся на обед - Масато идет неспешным шагом, да еще останавливается поправить стрелку на брюках. Да, в летнем лагере, где вырвавшиеся на три недели подростки и молодежь ходят черт-те в чем, он красовался в брюках и строгой голубой рубашке. Отдельная картина была, как он о чем-то беседовал с группой наших парней - от России, как на подбор, заехали двухметровые лоси. Ясное дело, хронически небритые, лохматые и в шортах. Посреди этого кружка стоит до ужаса аккуратный Масато, сложив руки на груди, и что-то вещает, причем ухитряется смотреть на наших чуть не сверху вниз, будучи на две головы их ниже.
Еще он обладал талантом дрыхнуть в любое время и в любых обстоятельствах. Я потом уже узнала, что недосып - японское национальное бедствие, а тогда просто наблюдала. Ну ладно автобус по дороге на экскурсию/с экскурсии. Перемена в классе. Масато спит на парте. Я пробираюсь на свое место и роняю поднятый на парту стул. С железными ножками. Об кафель. Этот деятель не проснулся.
Еще пара штрихов к портрету.
По случаю хорошей погоды урок проходит на лужайке. Масато уселся на самом солнце, и с учетом черных, как и положено, хайров это было явно не лучшее решение. Положил себе на голову листок, сидит с ним. Преподавательница:
- Масато, ты бы пересел в тень. Рядом со мной есть место.
- Нет.
Через какое-то время листок ему понадобился для работы. Положил себе на голову тетрадь.
- Масато, пересядь ко мне или вон к Кате! (Мне)
- Нет.
Так до конца занятия и сидел. С идеальной осанкой и с тетрадью на голове.
Кадр второй. Рядом с Масато в классе сидел венгр Кристиан. Они вроде как приятельствовали. Перемена или начало урока, Кристиан дурачится, толкает Масато, тот не реагирует. Какое-то время. После чего следует один тычок локтем, и Кристиан (тоже тот еще лось) только что не улетает со стула.
Кадр третий. Народ (как бы не с участием того же Кристиана) опять-таки дурачится и не пускает Масато в класс. Вежливый стук. За дверью, понятно, общий ржач и ноль реакции. Опять вежливый стук. С тем же эффектом. Удар, от которого дверь ощутимо прогибается. Прониклись, открыли.
Возможно, я тут ничего особо оригинального и не рассказала, но в моей жизни это был первый представитель японской нации, и он мне в душу очень запал. Может, и еще кое о каких колоритных личностях расскажу.
isgerdr: (я)
Я тут вернулась с русско-французского семинара, проходившего под Обнинском, хотя номинально это был "семинар в Калуге". Народ обсуждал проблемы организации диагностики и ухода за детьми с пороками развития, а я, соответственно, все это переводила. Теперь я могу без запинки произнести "фето-фетальный трансфузионный синдром" и прочие ужасы. Но сейчас я не об ужасах, а о веселом.
Был среди французов такой Кристоф. Акушер-гинеколог. Очень позитивный дядька, хотя поначалу несколько дистанцировался. Но мое умение ругаться по-французски и пользоваться сленгом очень способствовало сокращению дистанции :) Так вот, Кристоф в какой-то момент стал рассказывать о своей работе в клинике в Страсбурге. Народ там подобрался вроде него самого, и развлекались они там всячески.
Например, однажды у их любимого руководства случился день рождения. Народ просочился в кабинет в пять утра и воссоздал там классическую ферму. С сеном, козой и курицей. Реакцию начальства история не сохранила. На вопрос русской части команды, как они протащили по Страсбургу козу, Кристоф спокойно ответил "так на машине же!". Куда этот скотный двор потом дели, опять же неизвестно.
Когда у того же начальства случился пятидесятилетний юбилей, Кристоф энд ко отожгли едва ли не круче. Эти гаврики закупили пятьдесят садовых гномов и расставили в кабинете. Представляете, приходите вы на работу, а у вас там пятьдесят садовых гномов. Бильбо Бэггинс, наверное, удивился меньше :)
А еще у них был любимый прикол. Когда предстоит какое-нибудь совещание, конференция или еще какое мероприятие с кучей докладов, каждому докладчику выдается слово, не имеющее ничего общего с темой мероприятия, и ставится задача ввернуть его в доклад так, чтобы публика ничего не заметила. Кого спалили, тот проиграл. Допустим, доклад по акушерским вопросам, а слово - "куропатка". И выкручивайся как хочешь. Кристоф решил это повторить и сейчас, в итоге участники семинара по диагностике пороков развития получили задание ввернуть в доклад ракеты, Гагарина и Циолковского. Последнее особенно жестоко - это ж еще надо выговорить! Народ, что характерно, справился, хотя русская публика явно не поняла, чего это французская делегация под столом валяется :)
isgerdr: (Default)
Все-таки восстановлю мемуарный пост, подло сожранный ЖЖ-клиентом. Все равно тут событий крупнее замены постельного белья со стандартно-белого на геометрически-авангардное и почему-то благоухающее детским кремом не наблюдается. Так что расскажу я вам про то, как я первый раз ездила в Италию.
Дело было в далеком 1995 году, и это была моя первая поездка по школьному обмену. То есть две недели мы тусили в итальянских семьях, ездили по экскурсиям и наслаждались жизнью. Мне досталось колоритнейшее семейство Вердзени - все как на подбор смуглые, черноволосые, белозубые и горластые, хотя вообще-то в северной Италии такой типаж почти не встречается (ну разве что горластостью отличаются все).
Общалась я преимущественно с младшей девчонкой по имени Ивонна, поскольку она знала французский. Хотя за эти две недели я таки усвоила некоторые основы итальянского, так что попросить за столом хлеба вполне могла. Но в основном таки общались по-французски. Кстати, на севере Италии, в отличие от юга, его знают очень многие. Ну да я не о том.
А надо сказать, что был у Ивонны старший брат Джорджио. Было ему в ту пору около двадцати, и это был итальянец в квадрате - красив, экспрессивен и голосист. Правда, его попытки познакомить меня с гимном Италии кончились воплем матери "ДЖОРДЖИО!" - и ничего, что мы на втором этаже, а она в подвале, общаться им это не мешало никогда. А еще Джорджио был помолвлен с милой девушкой Мануэлой и постоянно бегал на свидания, чем тоже изрядно достал мать.
Вообще синьора Вердзени - это тоже была такая классическая мать итальянского семейства. Вся в хозяйстве, вечно что-то готовит-стирает-убирает. Мой шмот отправлялся в стирку через день и выдавался идеально выглаженным, а когда я уезжала домой, мой чемодан синьора Вердзени собрала сама, уложив все прям как на картинке. Говорила она только по-итальянски, так что взаимодействовали мы с ней мало, зато красочно.
Картина маслом. Сижу я у себя в комнате, читаю. По коридору синьора Вердзени катит этакую металлическую раму (типа как в магазинах бывают), увешанную белыми рубашками любимого сына, кои он менял по два раза в день. Останавливается, показывает мне на это сооружение, вздыхает и с непередаваемой интонацией произносит: "Джорджио!".
isgerdr: (Default)

Во-первых, скажу я вам, если флорентийская зима имеет хоть некоторый намек на холод и даже снег, то римская - и близко ничего такого нет. Вчера берет весь день провалялся в сумке, да что берет -в какой-то момент мы даже без курток разгуливали. Зима, ага.
Итальянцы здесь, в отличие от миланцев, которые в большинстве своем пепельно-русые и сероглазые - самые такие типичные итальянцы, смуглые, черноволосые и ОЧЕНЬ ГРОМКИЕ! Если их где-то больше двух - берегите уши. Если там еще и дети - спасайтесь бегством. С французским у римлян и флорентийцев гораздо хуже, чем у миланцев - если там мое parle francese? влекло автоматический переход на французский, здесь из иностранных языков только inglese. А поскольку страшнее итальянского французского только итальянский английский, уж лучше таки общаться по-итальянски, благо простые фразы я со слуха понимаю. Ну и свою мысль донести могу. Понятно, грамматика тут не ночевала, но все понимают. И очень позитивятся с того, что иностранец пытается общаться на их языке.
А еще мне тут мозг вынесло. Заходим в обменник, и вместо ожидаемого buona sera или часто слышимого в магазинах с молодым персоналом ciao я слышу Salve! Не, ну я верю, что это поныне используется, но какое, милые, у нас тысячелетье на дворе? Впрочем, во Флоренции я была в этом еще менее уверена...

Posted via LiveJournal app for iPad.

isgerdr: (Default)
Запись в некотором роде архивная, но склеена из двух. Как уже было сказано, писать гигантскую единую сагу про свадебное путешествие мне все-таки влом, так что буду делиться отдельными историями, и это одна из них. Кто-то ее уже видел, как и все архивное, ну и ладно.

Итак, в начале нашего свадебного путешествия мы гостили у друга семьи по имени Бернар. Бернар – это воплощение того типа человека, который французы называют словом jovial, то есть одновременно жизнерадостный, устроенный в жизни и вообще всячески позитивный. Бернар обитает в бывшем епископском поместье 16 века почти в предгорьях Пиренеев. Там у него целое хозяйство – лошади, коровы, куры, овцы, кролики… Все это бдительно охраняет замечательный немецкий овчар по имени Аспро. Аспирин, по-нашему. Ибо по основной профессии Бернар – медик. Аспро имеет прозвище Лихорадка – за темперамент. Ему четыре года, и пес просто-таки излучает энергию и общительность. Правда, не забывая отслеживать, куда гостям ходить можно, а куда не очень :) Аспро очень пушистый, дружелюбный и позитивный.
А еще у Бернара настоящий патриархальный клан под его предводительством. Трое детей, трое внуков, явно будут еще – ибо средний сын сейчас помолвлен. Дети живут отдельно, но по хозяйству всячески содействуют. Жену Бернара зовут Жизель, и она вроде как каталанка. В результате ее французский я, при свободном владении языком, еле понимаю. Очень специфическое произношение, в частности, все носовые гласные произносятся так, как будто за ними стоит английское «-инговое» окончание. У Бернара это выражено гораздо слабее, он все-таки высокообразованный медик и говорит на почти нормативном французском. Но шутит, что я говорю правильнее, чем он.
Бернар, как и весьма немалый процент французов, добрый католик. Не фанатик и не монах, просто адекватный верующий человек. И семья его тоже. И, соответственно, когда его дочь Лорианна выходила замуж, было и венчание, и все как полагается. И для мессы Жизель заказала аж целый бочонок вина. Понятное дело, что тогда ушла меньшая его часть, а остальное хранится у Бернара и потихоньку пьется.
Так вот, Жизель угостила нас этим самым вином. И вот тогда до нас наконец дошел смысл строки, которую я вынесла в заголовок. Ибо я привыкла думать, что в церковной практике используется если и не обязательно кагор, то все-таки красное вино. Символично и все такое. А оказывается, нет. Кагор - это чисто православная заморочка. Не скажу за весь католический мир, но во Франции принято использовать на мессе то вино, которое любит местный кюре. Цвет и сорт не важны.
И вино мессы, которое хранится у Бернара и Жизель, было как бы не тем самым, про которое поет Калугин. Мускат тончайшего медово-янтарного цвета, сладкий, но ничуть не приторный. Пожалуй, одно из лучших вин, которое доводилось пробовать.
И вот опять же - двадцать первый век. Современная семья вполне современного медика. А мы сидели в епископском поместье и пили вино мессы.
isgerdr: (Default)
Изначально запись сделана 5 мая 2006 года, тогда стояла изрядная антискиновская истерика, отсюда и вопли в начале. Впрочем, по сути мое мнение неизменно.

(крик души) Задрали уже эти скины-антискины-фашисты-антифашисты-националисты-антинационалисты! Только не мой мозг!!!
Фууу, вроде полегчало. Теперь начинаем высказываться спокойно и по существу.
У меня изрядная часть френдов придерживается резко националистических убеждений. Другая немаленькая часть с ними столь же резко не согласна. Я понимаю и тех и других. Не понимаю я только истерик на любую тему и упертого фанатизма на любую тему. Если мне будут с пеной у рта вещать, какие сволочи эти националисты - я националист. Если мне с такой же пеной у рта будут вещать, что русские идут - я космополит. Если мне любой из этих тезисов изложат без пены у рта - я ни то и ни другое, а просто собеседник. Что, собственно, и является моим истинным качеством.
Мне не нравится, когда на концерте стриженый юноша в камуфляже орет мне в ухо "Зиг Хайль!". Во-первых, если он такой типа русский националист, чего лозунги-то по-немецки орет? Если я хоть что-нибудь помню из истории, нас в Третьем Рейхе как-то не слишком любили. Во-вторых, нефиг мне в ухо орать, я музыку слушаю. Чай, не на парад пришел. По этой причине я не сильно рвусь на паган-концерты, несмотря на наличие в этом жанре любимых групп - я понимаю, что "зигхайлей" будет полный зал. Хотя сами музыканты уже многократно обращались - мол, задрали вы, господа! Мы сами любим русскую нацию и все такое, но когда за ваши "зигхайли" всем остальным не получится послушать концерт - оно вам надо? Вот и слушаю Сваргу в записи.
Мне не нравится, когда по пути к "Зигзагу" надо просочиться через бритоголовую орду, орущую "Россия для русских, Москва для москвичей!". Но не потому, что я чего-то боюсь с их стороны - просто потому, что пьяные рожи в большом количестве мне не нравятся вне зависимости от их идеологии.
Я понимаю, что националистическая идеология и приведенные мной примеры, скорее всего, имеют мало общего - как мало общего имеет толкинизм и нетрезвый элемент в хайратнике, думающий, что по фильму "Властелин Колец" книжку написали. Как мало общего имеет сатанизм и стРРРРРашные сОтОнисты из газет. Как мало общего имеет метал-культура и элемент в драном балахоне, которому все равно что слушать, лишь бы грохотало. Только вот, как всегда, по таким элементам часто судят обо всем.
Я не буду толкать речь в защиту национализма, равно как и не буду толкать речь против него - мне с ним особенно нечего делить, да и не владею я достаточной информацией. Меня задрали "зигхайли" - но меня в не меньшей степени задрали новости про стРРРРашных скинхэдов. Потому что это истерика и явный подкоп в заданном направлении. Как будто все тридцать лет и три года спали мертвым сном, а этой весной проснулись и все побежали мочить "неверных". А то раньше никого не убивали. А то гостя столицы не могут прибить по личным мотивам. А то русских никто не убивает. Не_ве_рю.
А еще я помню Париж. Я помню, как входила в электричку и оказывалась единственной белой на весь вагон. Я помню, как шла по улице европейской столице и не видела белых лиц. Я помню, как мы с Дашкой забрели в арабский квартал - дохлая крыса посреди улицы и десятки глаз, взгляд которых просто-таки раздевает. Мы оттуда только что не бегом удрали. Скажете, нефиг по предместьям ходить? Так ведь не предместье это было! Монмартр, мировая достопримечательность, полчаса пешком до центра! И электричка моя ехала в деловой квартал Дефанс... Я помню, как отдыхала душой на концертах - ибо металлисты и байкеры все-таки почти исключительно европейцы. Я помню "детей подземелья", танцующих брейк в переходах, а на лице - ровно полторы мысли на двоих. Они даже говорят не по-французски, а на своем жаргоне, который я отказываюсь признавать за европейский язык. Я помню здоровенных рэпперов, развалившихся в метро, которым никто и никогда ничего не скажет. Я помню арабских тинейджеров, которым точно так же позволено абсолютно все - полчаса занимать прилавок (согнал их оттуда только взрослый араб, хозяин магазина), кидаться комьями земли на оживленной улице, свистеть вслед прохожим... Да, шпана. Но почему-то среди европейцев шпаны сильно меньше.
Это не нелегалы. Это граждане Франции. Француженка Жизель идет под руку со смуглым Мухаммеддином. Это не он войдет в ее семью - она в его. И родит ему смуглого Махмуда или Ахмеда. Или обоих, в арабских семьях очень много детей. А Мухаммеддин или уже является гражданином Франции, или станет им, женившись на Жизель. Они не вливаются во французское общество - они живут в нем своей Африкой, своими Эмиратами. Но при этом хотят все то же, чего добились для себя французы, но сразу и даром. Весной они танцевали брейк - потому что работать не хотят, а больше ничего не умеют. Осенью они же пошли жечь и громить что под руку попалось. Их никто не угнетает и не ущемляет - они просто хотят все и сразу и обижаются, если не дают.
Я уезжала в Париж с абсолютно индифферентным отношением к национальному вопросу. Я приехала с пониманием, что такой расклад - все-таки неправильный.
Мне не нравятся скинхэды. Но мне не нравятся и арабы. Мне не нравится переживать, что кто-то из моих знакомых может кому-то не понравиться по национальному признаку. Но мне не нравится быть единственной девушкой без хиджаба в парижском университете и единственным белым лицом в парижской электричке. У меня нет политических убеждений. Но я не хочу парижского расклада в Москве.

Profile

isgerdr: (Default)
isgerdr

July 2017

S M T W T F S
      1
2 345678
9101112131415
16171819202122
2324 2526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 08:34 am
Powered by Dreamwidth Studios